Апрель

Апрель — середина весны. Он богат природными превращениями. Ни один месяц не может сравниться с ним по числу различных изменений в природе.
В начале месяца лес полон контрастов. Погода словно на качелях качается: туда-сюда, тепло-холодно. Качнуло к весне, и под ярким солнцем заводят веселый напев ручьи. Все кругом встрепенулось, ожило и возрадовалось. Развезло дороги. Но вот качнуло в другую сторон. Затихли скованные морозной твердью ручьи. С низких и хмурых туч полетели мелкие и колючие снежно-ледяные шарики. Попряталось и замерло всё живое.
И всё же, в апреле теплеет день ото дня. Апрель водою славен: талая, живая вода клокочет, поблескивает на солнце, сбегая в лощины и овраги. Кое-где начинается вскрытие рек. Ледоходу предшествует подвижка льда: подтаивая от берегов, голубая броня взламывается, с треском трогается на закраинах — и застывает. Через два-три дня раскованные воды рек понесут вереницы льдин… Играют льдины на солнце, поблескивают, оседлав темные волны: вешняя вода в русле мутная.
Апрель обладает двумя климатическими богатствами: теплом и влагой. Оживают травы, кустарники. О деревьях, правда, говорить в апреле рановато. Деревья ещё спят. Только почки на них набухают и почечные чешуйки начинают растрескиваться. Не хотят они рисковать. А вдруг холода вернутся, побьют молодую листву, а где взять новую?
Травам проще. Погибнет один росток, а ему на смену придет другой — ведь корни защищены почвой и совсем рядом. Тут же под землей и корневища, и новые почки, да и сами листья росли уже под снегом, привыкли к холоду с колыбели и поэтому не очень-то его и боятся. Травы начинают пробиваться сразу после схода снега.
Ещё не полностью растаял снег, не видно зеленых ростков выползающей из-под земли зеленой травки, а глинистый бугорок насыпи уже озолотился бодрыми цветочками. Листьев нет, а на каждом мясистом цветоносе по желтой шапочке. Это первинка флоры — трогательная мать-и-мачеха! Первая улыбка весны.
В апреле птицы возвращаются на родные гнездовья. Первой появляется опрятная птичка трясогузка. Её прилет совпадает с подвижкой льда, отчего и зовется она в шутку трясогузкой-ледоломкой. За трясогузкой “веревочкой” потянутся на север дикие гуси, за ними прилетают певчие дрозды. А потом малиновки — удивительные штурманы: они летят только ночью, ориентируясь по звездам. За малиновками — завирушки, козодои, горихвостки, мухоловки-пеструшки, пеночки-теньковки.
Осторожно, на большой высоте прибывают из-за синих морей журавли. Стало быть, и впрямь теплынью повеяло. “Журавушка курлычет — о тепле весть подает”.
Некоторые журавли остановятся у нас на пролете и дальше на север полетят. А те, что остаются, выбирают кочковатые болота. Как прибудут — соберутся на ток. Тут-то у журавлей и начнутся пляски. Станут на заре в круг серые да голенастые, а посредине хоровода два плясуна: приседают, кланяются, трубят, вытянув шеи, устанут — им на смену выходит другая пара. Журавлиные пляски — зрелище захватывающее…
В апреле двинется сок в березе, и, как из колодца, можно зачерпнуть из дерева целебной влаги.
А в деревнях крестьянки торопились холсты выбелить. Холсты вымерзнут — и станут мягче, белее. Так и бабий нрав по весне: мол, солнышко угреет, и выморозит апрель бабьи надсады, суровину с бабьих лиц смоет. И светлыми станут бабьи угляды.
В апреле весна необлыжная (необманная) — сказывают в деревне. Снег от земли, лед от воды отстает в апреле. По гладкому снегу идут недороды. А по взбитому, колкому — урожай.
Вот и смекай, по какому снегу пробежаться босыми ногами! Конечно, колючие снеговые наросты взбуживают подошву наших ног. Не даст наст в землю врасти, приказывает будто: пошевеливайся, человече!
Как только земля очистится от снега, солнце быстро прогреет почву и приземный воздух. Неустойчивая погода ранней весны сменится теплынью, весна вступит в свои владения полноправной и заботливой хозяйкой. Ждем с нетерпением!